«Не сломался в какой-то момент, поэтому сейчас мне легко». В Гомельском вузе работает незрячий преподаватель математики

19 июня 2018 в 11:54
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть

Каждый год в вузы и колледжи пытаются поступить около 20 абитуриентов с инвалидностью. Кто-то мечтает быть учителем, а кто-то — инженером. Но не всем удаётся дойти до студенческих аудиторий. Последнее слово в этом вопросе остаётся за медиками, которые действуют по прописанным правилам. Есть, конечно, исключения. Корреспонденты ОНТ попытались понять, где грань между вердиктом медкомиссии и приговором.

Белая трость, неуверенная поступь, жизнь наощупь. Илью Арешко не расстраивает дождливая серость, не радует солнечное утро — он этого просто не видит. Неудачное падение в пятилетнем возрасте — и инвалидность I группы. Но руки не опустил. Абитуриент уже сдал последний зачёт по истории Беларуси, заканчивает курсы на факультете доуниверситетской подготовки, хочет поступать на тифлопедагога, чтобы учить таких, как он, читать и писать. Но на пути к заветной мечте неожиданно появилось препятствие.

Илья Арешко, инвалид I группы: «МРЭК и консультационная комиссия института, медпрофэкспертизы решили, что по специальности я обучаться не могу».

Медицинскую комиссию перед поступлением проходит каждый абитуриент с инвалидностью. Именно врачи решают: может ли человек работать, на какую специальность ему поступать. Учитывают всё! Точку в карьере может поставить не только сама инвалидность, но даже то, когда она наступила. Родился с патологией — список специальностей для поступления значительно сокращается. Перед Ильей открыты двери на исторический факультет и архивоведение. Пусть это не соответствует его собственным желаниям и устремлениям, но на других специальностях, считают врачи, слепой и слабослышащий человек работать просто не сможет.

Этот человек рушит все стереотипы и каждый день себе и миру доказывает, что его возможности безграничны. Единственный в стране абсолютно незрячий преподаватель математики работает в Гомеле. С помощью уникальной программы экранного доступа (когда компьютер подсказывает и направляет) Александр легко проводит лекции. Проблемы со зрением у него начались в детстве. Осложнения после воспаления глаз привели к вторичной глаукоме, но школу окончил. На первом курсе стало хуже, а уже к концу магистратуры наступила полная слепота. I группа инвалидности — и, казалось бы, карьере преподавателя настал конец.

Александр Атвиновский, преподаватель математики Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины: «Всё зависит от тебя, как ты относишься к жизни. Ты относишься позитивно — и позитив будет вокруг. У меня есть семья: жена (не незрячая) и ребёнок. Я, честно говоря, не сломался в какой-то момент, поэтому сейчас мне легко».

Александру дали шанс (медицинская комиссия сделала исключение), и он им воспользовался. Защитил кандидатскую диссертацию, уже семь лет ведёт по три пары в день. Не пожалели о своём выборе и в университете.

Андрей Клименко, заместитель декана факультета математики и технологий программирования Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины: «Университет гордится таким человеком. У него очень большая сила воли, чтобы жить и работать».

Правда, у врачей по этому поводу есть своё мнение, а точнее конкретные документы. В них прописано, кто и на что имеет право. Правда, они не меняются каждые пять лет, как сами профессии. Медики уверяют, индивидуальный подход к конкретному инвалиду всё же есть. Главное — не навредить.

Виктория Голикова, заведующая лабораторией Республиканского научно-практического центра медицинской экспертизы и реабилитации: «Он может не понимать, что профессия имеет опасные факторы, которые в будущем приведут к ухудшению состояния его здоровья. Медики не должны этого допустить».

Именно поэтому свои способности людям приходится доказывать с завидной частотой, говорит Олег Гапоненко. Ему повезло: он студент, смог устроиться на работу архивистом. Все вручную написанные документы переводит в цифру. Легко справляется одной рукой. Второй — нет с рождения.

Олег Гапоненко, делопроизводитель Белорусского общества инвалидов: «Я видел, как в коридорах МРЭК сидит человек в инвалидной коляске, у него ДЦП. Ему приходится каждый год снова проходить эту комиссию».

Подвижки, признают сами люди с ограниченными возможностями, в вопросах трудоустройства, конечно, есть. Ещё несколько десятилетий назад, к примеру, человек на коляске и мечтать не мог о работе. Сегодня I группа инвалидности — это не приговор. За ограниченными возможностями часто скрываются безграничные таланты и стремление к самореализации.

Источник: ОНТ

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.

Чтобы комментировать, или войдите через ВКонтакте.